May 2nd, 2012

Религиозные фанатики

- Патриарх может носить часы, какие захочет, а тебя, тупая п..., не спрашивали.
- Заткни сявку, болезный.
- Сука, по е...ку бы тебе съездить.
- Мразь...
- Сволочь....
и проч...
Это малая толика тех эпитетов, которыми православные активисты награждают в сети своих оппонентов. Мы видим их ругающимися в одном месте, в другом месте  -у здания суда - снова видим их, нападающими на защитников пусси райот, потом видим их у храма Христа Спасителя, ногами избивающих тех, кто хочет пройти туда, что помолиться за этих вот девчонок. Всё это напрямую противоречит всем христианским заповедям. "Люби ближнего своего", "подставь другую щёку", "если ты назовёшь ближнего своего рака, то подлежишь суду синедриона", и проч, и проч. Так кого они защищают? Если Христа, то глупо делать это, нарушая его заветы. Если церковь как институт, то это глупость и язычество. 
Вообще, нуждается ли в защите бог? Глупая и странная мысль. Мало того, что в Ветхом завете напрямую сказано, что "бог сам защитит себя" устами одного из иерархов, но и сама мысль об этом кажется абсурдной. Представьте, что при вас кто-то стал бы поносить солнце, обеспечивающее жизнь на земле. Оно плохое, ужасное, некрасивое, и проч. Ну и что? Кто-то стал бы бороться с этим утверждением, ходить с хоругвями следом за одетыми в золочёную одежду длинноволосыми мужчинами с длинными бородами, стал бы кто-то драться, ругаться в блогах? Нет. 
Но вот бога, создавшего и солнце и земную твердь, и звёзды и все миры, известные и неизвестные, надо защищать, делая именно эти самые абсурдные действия. Богу, существующему в бесконечности, никогда не начинавшемуся и который никогда не кончится, какое дело до того, что в определённом периоде времени кто-то там что-то сказал о нём? В бесконечности нет развития, соответственно, его ничто не может ни оскорбить, ни задеть. Бог это бесконечная любовь, как учат все церкви мира, и эта бесконечная любовь не может вмещать какие-то иные понятия, кроме понятий добра. Понятия зла следуют исключительно из конечной, биологической природы человека. Будь все духами бесплотными и вечными существами, нам не из-за чего было бы ссориться, что очень легко вывести из логики. Так какое тогда дело Богу до этих ссор? Никакого. Есть только интересы узкой корпорации людей, одевающихся в странную одежду, говорящих странным, давно забытым языком и говорящих, что они посланы богом, чтобы проповедовать людям, и берущие за эти проповеди деньги. 
promo delo_very february 21, 2018 03:01 6
Buy for 10 000 tokens
Мой хороший товарищ запустил славянофильский журнал "Новый путь" - hvatit.xyz , где злобно критикуется прозападническая ориентация нынешней России и предлагается вспомнить о старых-добрых русских ценностях, таких как гуманизм и общинность. Обязательно зайдите, сделайте хорошее дело.…

Не могу понять одно место у Достоевского

Перечитываю Достоевского, ту сцену из "Преступления и наказания", которую не понимал и считал напыщенной этот глупый эстет Набоков.

Соня развернула книгу и отыскала место. Руки ее дрожали, голосу не хватало. Два раза начинала она, и всё не выговаривалось первого слога.
"Был же болен некто Лазарь, из Вифании…" -- произнесла она наконец, с усилием, но вдруг, с третьего слова, голос зазвенел и порвался, как слишком натянутая струна. Дух пересекло, и в груди стеснилось.
Раскольников понимал отчасти, почему Соня не решалась ему читать, и чем более понимал это, тем как бы грубее и раздражительнее настаивал на чтении. Он слишком хорошо понимал, как тяжело было ей теперь выдавать и обличать всё свое. Он понял, что чувства эти действительно как бы составляли настоящую и уже давнишнюю, может быть, тайну ее, может быть еще с самого отрочества, еще в семье, подле несчастного отца и сумасшедшей от горя мачехи, среди голодных детей, безобразных криков и попреков. Но в то же время он узнал теперь, и узнал наверно, что хоть и тосковала она и боялась чего-то ужасно, принимаясь теперь читать, но что вместе с тем ей мучительно самой хотелось прочесть, несмотря на всю тоску и на все опасения, и именно ему, чтоб он слышал, и непременно теперь -- "что бы там ни вышло потом!"… Он прочел это в ее глазах, понял из ее восторженного волнения…


Не могу понять - что имел ввиду Достоевский? Что это "своё" Соня обличает? Что имел ввиду автор? И почему именно в усопшем Лазаре она видела это свое?